Минсельхоз ошибочно называет «прорывом» небольшой рост показателей до уровня отсталых стран — Калиев

Фото 365info.kz

Положительная динамика — заслуга фермеров-энтузиастов, годами работающих в поле на грани выживания.

С 25 марта 2021 года в Казахстане заработала комиссия по земельным реформам. Ей предстоит выработать совершенно новую для страны концепцию земельных отношений. А поскольку это не только вопросы аренды или права собственности иностранцев на казахстанскую землю, но и в целом решение проблем сельского хозяйства, ученые-аграрии совершенно справедливо возмутились: «Почему нас нет в составе комиссии»? Министерство сельского хозяйства ответило: «А вы сами отказались».

Между чиновниками и общественниками возник спор за реальные показатели сельхозотрасли. Первые рапортуют о положительной динамике по всем направлениям, а ученые, напротив, говорят, что все эти цифры — попытка догнать показатели 30-летней давности.

Президент Академии сельхознаук Гани КАЛИЕВ считает, что поводов для оптимизма пока мало.

Рост — не значит успех

— Я признателен сотрудникам Министерства сельского хозяйства за выраженную позицию на наше выступление, — прокомментировал ученый. — К сожалению, оно никем не подписано, отсутствуют авторы. Тем не менее счел профессиональным долгом дать комментарии к отдельным проблемным вопросам.

— Ученые действительно сами отказались состоять в земельной комиссии, как утверждает минсельхоз?

— Неубедительный аргумент, честно говоря. Комиссия работает и в удаленном режиме. Если даже, ссылаясь на эпидемиологическую обстановку, один-два отказались, всегда можно предложить другим. Что, мало ученых?

Минсельхоз пишет, что за последние пять лет в аграрном секторе производительность труда увеличилась в два раза и составила 6,4 тыс. долларов США на одного работника.

Все равно это очень низкий уровень, даже несмотря на то, что он вырос в два раза. Это показатель отсталых стран в развитии аграрного сектора

Развитые страны имеют уровень производительности в отрасли 40-50 и более тысяч долларов в расчете на одного работника. Поэтому стратегическим ориентиром органа управления отраслью должен быть, по нашему мнению, указанный нами уровень развитых стран.

Старая техника и ожидание чуда

— Вы говорили, что обновление сельхозтехники менее 1% в год. А минсельхоз утверждает, что показатель вырос с 2 до 4,1%. Рост и по применению удобрений с 7 до 22% от научно-обоснованной нормы. Положительная динамика все же есть, не так ли?

— Министерство преподносит эти показатели как критерии повышения производительности труда в сельском хозяйстве. На самом же деле они показывают причину низкой производительности труда. Показатель обновления техники должен быть 10-15% ежегодно.

По данным ТОО «НЦП Агроинженерии», обеспеченность сельскохозяйственных формирований основными видами сельхозтехники сегодня составляет 40-60%.

Как следствие — применение хозяйствами упрощенных технологий, несоблюдение агросроков выполнения работ и низкая урожайность культур

Есть и другие проблемы, которых в упор не замечает минсельхоз. Техническое обеспечение АПК на 90% зависит от импортных поставок навесных и прицепных машин и комплектующих для сборки тракторов и комбайнов. Около 90% объемов отечественного производства техники приходится на сборку тракторов и комбайнов. И только 10% — на прицепное и навесное оборудование. Объемы его поставок с учетом обновления должны составлять 41,8 тыс. единиц, а фактически в 2019 году поставлено 7,4 тыс. единиц.

Использование зарубежных машин, имеющих высокую стоимость, не адаптировано к зональным природно-хозяйственным условиям.

Более 80% имеющейся техники эксплуатируется за пределами нормативного срока

Дополнительные затраты на ремонт изношенных машин составляют около 100 млрд тенге ежегодно. Потери урожая от их применения достигают 14% от валового сбора.

Без решения вышеуказанных и других проблем материально-технического обеспечения аграрного сектора трудно повысить производительность труда, поднять урожайность сельхозкультур и эффективность отрасли.

Кооперация — локомотив роста

— В животноводстве тоже, по данным минсельхоза, есть некий рост показателей. Разве нет повода об этом сказать?

— В том и дело, что в ближайшей перспективе поголовье скота можно увеличить в стране в 1,3-1,5 раза за счет освоения земель запаса. А в более отдаленной перспективе даже в два раза. Не на незначительные проценты, а в разы. Это разные вещи.

И чтобы этого достичь, нужна конкретная организационная форма сельхозформирований животноводов — производственные кооперативы

Новые хозяйства на землях запаса должны создаваться с соответствующей производственной и социальной инфраструктурой с использованием возобновляемых источников энергии.

Но без госпрограммы и выделения необходимых объемов финансирования реализовать подобные вещи не получится.

— Вроде есть уже положительные примеры сельхозкооперации, мы даже их привели. То есть движение вперед заметно, не так ли?

— Когда шесть лет назад закон о кооперации только обсуждался, состоялось серьезное общественное обсуждение этого вопроса с участием депутатов, чиновников, фермеров и даже международных экспертов. Свои рекомендации давал Союз кооперативов «Райффайзен» в рамках сотрудничества казахстанско-немецкого аграрно-политического диалога.

Этот союз в свое время помог с законопроектам по кооперации на Украине и в Кыргызстане

Когда закон был принят и у нас, только своим появлением он уже решил главную проблему, сдерживающую развитие кооперации, — возможность распределения прибыли кооператива между его членами пропорционально их вкладам. Ничего этого не было разрешено в предыдущих законах по кооперации.

Губительная отчетность

— Однако несмотря на утверждение нового закона и принятие мер господдержки, сельхозкооперация не получила дальнейшего развития. К основным причинам относятся:

  • отмена в 2017 году приоритетного права предоставления мер поддержки сельхозкооперативам в виде субсидий. Инвестсубсидии на приобретение технологического оборудования были сокращены с 50 до 25%
  • ускоренное выполнение плана организации сельхозкооперативов во всех регионах страны. Это привело к созданию «лжекооперативов», потере доверия сельхозтоваропроизводителей к проводимым реформам, процессу кооперирования и поддержке государства

Если бы на начальном этапе создания кооперативам предоставили указанные виды господдержки, мы бы получили определенные результаты.

Но, увы, смена власти в минсельхозе повлияла на процесс именно так, как я сказал. К сожалению, потеряно более 5 лет. Надо наверстать упущенное время и исправить ошибки

Я согласен, что есть примеры эффективного функционирования сельхозкооперативов. В том числе и те, которые привело Министерство сельского хозяйства в своем отчете. Но более всего объединения в кооперативы нуждаются аграрии на юге Казахстана. Именно там сконцентрировано больше всего мелких хозяйств, имеющих по 1-2 гектара земли.

Их объединение в сильные кооперативы реально поможет эффективно использовать земельные, трудовые и прочие ресурсы путем совместного использования земли, единой системы севооборотов, сельхозтехники, оборудования и прогрессивных технологий.

Наиболее целесообразно объединение мелких хозяйств в овощеводстве, хлопководстве, рисоводстве, а также в молочном и мясном животноводстве

В своем Послании народу Казахстана 1 сентября 2020 года президент Касым-Жомарт Токаев так и сказал: «Нам следует помнить о потенциале и горизонтальной кооперации. Без нее никакого прорыва в развитии АПК не будет. Разрозненные ЛПХ фактически находятся на грани выживания. Речи о высокой производительности, качестве продукции, регулярности товарных поставок идти не может. Отсюда низкая конкурентоспособность и засилье импорта». Это только подтверждает мой скептический настрой относительно оптимистичных отчетов минсельхоза.

В тихом омуте…

— Опыт создания «якорной кооперации», я считаю, надежд не оправдал.

Этой формулировкой воспользовались посреднические структуры. Они закупали у сельхозтоваропроизводителей продукцию, продавали и присваивали полученный доход

Это явное противоречие кооперативным принципам. Воспользовались данной формулировкой и небольшие перерабатывающие предприятия, которые занимались только закупом сельхозпродукции с целью последующей ее переработки. При этом они не имели никакого отношения к кооперации, но получали господдержку.

Мировой опыт сельхозкооперации есть. Нам просто надо соблюдать наработки. К примеру, опыт сельхозкооперативов в Восточной Германии, где их члены получают:

  • доход от прибыли кооператива в виде дивидендов
  • доход от аренды земли (переданной кооперативу во временное пользование) — арендную плату
  • заработную плату как оплату труда в кооперативе

Аналогичные преимущества объединения в кооперативы имеют место и в других странах, не считая мер господдержки.

На самом деле у нас достаточно мощный потенциал довести показатели сельхозотрасли до нужных для обеспечения продовольственной безопасности. Главное — политическая воля руководства отрасли принять самые оперативные и ключевые меры. Это касается как борьбы с посредниками, так и выявление неиспользуемых земель собственниками.

Странно, что министерство никак не отреагировало на мой ультиматум: еще в 2016 году я предлагал раскрыть имена и фамилии собственников сельхозземель и составить их реестр

По-прежнему эти данные не раскрываются под предлогом коммерческой тайны. При этом минсельхоз констатирует простой земель и пастбищ. Узнай мы, чьи они, было бы легче добиться изъятия неиспользуемых земель в пользу аграриев, желающих посвятить себя отрасли. Полагаю, нерешенность этого вопроса имеет политическую подоплеку.

Александра АЛЕХОВА

Источник: https://365info.kz

Поделиться