Светлана Водяная: «Из-за нашествия луговых мотыльков переезжали чаще, теряли пчел»

Фото автора

– Я по специальности агроном. Больше 20 лет назад с супругом Сергеем занялись пчеловодством. Для Актюбинской области это не самый популярный вид деятельности. Супруг, к сожалению, умер, и сейчас семейным делом я занимаюсь сама.

Число пчеловодов в нашей области растет. У нас есть свой кооператив. Возглавляет его опытный пчеловод Александр Сенатский. Когда кооператив создавали, нас было 12, сейчас уже 38 человек. Кооператив нам нужен, чтобы совместно решать проблемы, заниматься закупом, помогать друг другу, ну, и ставить вопросы перед властями.

У меня на пасеке бывает примерно 20 пчелосемей. Сезон начинается весной, когда зацветает чилига, потом все лето мы перевозим пчел с места на место, везем туда, где есть цветы. За сезон у нас бывает 7-8 перевозок. В этом году больше: в области было нашествие луговых мотыльков, из-за этого травили посевы. Переезжаем ночью, пока все пчёлы в ульях. Держать стационарные пасеки в нашей области невозможно, а кочевое пчеловодство более затратное, главное, мы теряем маток, а они очень дорогие, в этом году на них выросла цена.

Мы собираем мед чилижный, мордовниковый, осотовый, подсолнечный, гречишного нет уже больше 10 лет – гречиху у нас не сеют.

За сезон в улье собирается 15-40 кг мёда, но с большим трудом. Нам не хватает какого- взаимопонимания с главами крестьянских хозяйств: им ведь выгодно ставить наши пасеки – пчелы опыляют растения, это повышает урожайность, но навстречу нам идут не всегда. Наш аул находится недалеко от Актобе. Пчел мы вывозим в ближайший к нам Каргалинский район, дальние перевозки невозможны: мы теряем рабочих пчел.

Зимой я держу пчел в омшанике. До весны пчелиная семья съедает 20-25 кг меда. Прошедшую зиму они перенесли плохо, пчел пришлось докупать. Их к нам везут из Узбекистана и юга Казахстана. На предстоящую зиму пчел осталось мало, во многих семьях было мало расплода, поэтому нам нужна поддержка в приобретении пчел.

Нам субсидируют 1 килограмм меда на семью, а у нас большие затраты на перевозки, покупку ГСМ, покупку самих пчел. Нынешнее лето было не самое удачное – жаркое, засушливое, меда мы собрали не так много. Продаем его на сельхозярмарках. Постоянной точки, торгового помещения нет.

Мне бы медогонку купить – это бочка с рамкой для откачки меда, она у меня старая, но я не могу себе этого позволить. Надо 150 тысяч тенге. Если бы субсидии были побольше, было бы легче.

Продаем мы, конечно, не только мед: подмор, воск, молочко, прополис, забрус, пчелиный яд, соты, но особой прибыли пока не получается. Поэтому пчеловодам нужна более ощутимая финансовая поддержка со стороны государства, нужны постоянные точки для реализации своей продукции со льготной оплатой за аренду торгового места или даже бесплатные. Тогда мы сможем вытеснить перекупщиков, которые везут не самый качественный продукт из-за пределов страны, но дешевле, а жители смогли бы приобретать местный, настоящий мед. Это не просто еда – продукт, полезный для поддержания здоровья.

Екатарина Беляева,

Актюбинская область,

аул К.Нокина

Agroqogam.kz

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите – Ctrl+Enter.

Поделиться