Высокий барьер: как экспортерам меда выйти на рынок Китая

Иллюстрированное фото из открытых источников

Высокий барьер: как экспортерам меда выйти на рынок Китая

Для продажи казахстанского меда одним из перспективных рынков является Китай, но попасть туда непросто. «Перед тем как импортировать мед в КНР, нужно проверить его на антибиотики, они могут попасть в него при лечении пчел. После мед проверяется на границе, ветеринарными специалистами Китая. Если они выяснят, что мед содержит антибиотики, то заставят утилизировать его за счет предпринимателя», – рассказал директор ТОО «SUN-BEE ALTAI» Игорь Рукавицын. Ситуация усугубляется тем, что в Казахстане нет качественных лабораторий для проверки меда, отметил он в разговоре с корреспондентом «Капитал.kz».  

Переговоры могут занять годы

Чтобы выйти на китайский рынок, потребуется несколько лет. «Мы вели подготовку к выходу на экспорт в Китай около пяти лет. С ветеринарными службами КНР мы вели переговоры 2,5 года. Три года у нас ушло на обучение пчеловодов современным методам пчеловедения в Израиле, Аргентине, Украине. С Сингапуром переговоры продлились 8-9 месяцев. До пандемии мы экспортировали 20% своей продукции», – рассказал Игорь Рукавицын.

Китай предъявляет высокие требования к поставщикам меда. Перед тем как включать компанию в список экспортеров, китайские эксперты изучают работу предприятия, его продукт. «Один приезд таких экспертов обошелся нам в 1 млн тенге. Они посещали наше предприятие ежегодно, на протяжении трех лет. После проверки аналитики дают свои рекомендации. Первые два года, когда мы стали заниматься экспортом меда, китайские эксперты осматривали наше производство, документацию, мониторили систему безопасности и контроля качества меда. В этом году они не смогли приехать из-за пандемии. Несмотря на это, мы остались в их списке добросовестных экспортеров», – уточнил Игорь Рукавицын.

Попытка продать китайцам некачественный мед обойдется дорого. Стоимость утилизации меда, в котором таможенники КНР обнаружат следы антибиотиков, составляет минимум 80 центов за килограмм. Если партия так называемого грязного меда весит 20 тонн, то за то, чтобы ее уничтожить производителю придется заплатить $20 тыс. Если мед не утилизирован, экспортер попадает в черный список и не сможет завозить свой товар в Китай, уточнил наш собеседник.

У КНР низкий уровень доверия к меду made in KZ. Дело в том, что раньше Россия завозила туда мед по упрощенной схеме, а потом выяснилось, что российские поставщики стали импортировать продукт с содержанием антибиотиков и фальсификат. После этого Китай полностью перекрыл доступ российским экспортерам к своему рынку и вдобавок к этому стал пристально мониторить качество казахстанского меда.

«Пока в китайском списке экспортеров 4 компании из нашей страны, 2 из них уже экспортируют туда свою продукцию», – отмечает Игорь Рукавицын.

Казахстанские лаборатории не у дел

Может показаться, что нет ничего сложного в том, чтобы определить отсутствие антибиотиков в меде и предъявить документальное подтверждение чистоты продукта на границе Китая, ведь в Казахстане есть свои лаборатории. Оказывается, дело в том, что их заключения не авторитетны за рубежом, в том числе в Китае.

«Мы как-то работали с казахстанскими лабораториями и были вынуждены перепроверять в Германии, Китае. В Германии есть лаборатория, которая получила мировое признание. Дело в том, что зачастую заключения лабораторий из Казахстана не сходятся с анализами из других стран. Стоимость одного исследования в Германии обходится достаточно дорого: в среднем 2,5 тыс. евро. Цена зависит от числа антибиотиков, на которые нужно проверить продукт, а их может быть от 10 до 28 видов. К тому же немецкая лаборатория работает оперативнее, она выдает заключение через 23 дня, казахстанская – через 30 дней», – заметил Игорь Рукавицын.

Для того чтобы контролировать качество меда, поступающего на предприятие, в ТОО SUN-BEE ALTAI построили свою лабораторию по анализу меда.

Еще одна из проблем, с которой сталкиваются экспортеры меда в Китай – высокая стоимость транспортировки. «Наша страна находится далеко от основных центров потребления меда в Поднебесной. А в основном мед потребляют южный, юго-восточный и центральный  регионы Китая. Стоимость транспортировки одной фуры из Казахстана до МЦПС «Хоргос» доходит до 1 млн тенге. Такой ценник был при дефиците машин, перевозящих сельхозпродукцию. Если объем поставок небольшой, например меньше 20 тыс. тонн, то транспортировка становится еще менее выгодной», – сказал Игорь Рукавицын.

На полках магазинов Китая казахстанский мед достаточно дорогой, поэтому он менее конкурентоспособен. «Мы арендуем 3,5 тыс. пчелосемей, 13 пасек. Приобретаем мед у пасек в среднем по 700 тенге за килограмм. Китайским дистрибьюторам реализуем мед по $3-4 за килограмм. Но на рынке Китая его цена возрастает до $30. По этой цене мед достаточно медленно реализуется», – уточнил Игорь Рукавицын.

Арабы ценят жидкий мед

Европа закрыта для пчеловодов Казахстана, рассказал собственник компании «Пчела» Еуджен Жерновых. Казахстан и ЕС не заключили соответствующего соглашения. Однако

компания экспортирует мед в ОАЭ, Японию и нацелена на Ближний Восток.

«Требования к экспортерам в эмиратах не такие высокие, как в Китае. По нашему опыту, для вывоза меда из РК документы можно оформить в течение трех недель. В отличие от Китая, в ОАЭ не проводится такой тщательный анализ на антибиотики», – отмечает Еуджен Жерновых.

Он сообщил, что компании удалось зайти в розничную сеть Carrefour в эмиратах. «Наладить партнерство с сетью было достаточно сложно. С момента начала переговоров до выкладки товара на полки прошло два года. О том, сколько стоит «вход» на полки – сказать не могу, это конфиденциально», – отметил наш собеседник.  

У арабов пользуется спросом жидкий мед, а Казахстан относится к странам, где получают «северный мед», то есть он кристаллизуется. Но наши пчеловоды применяют технологии, которые позволяют производить мед для каждого рынка. До пандемии «Пчела» экспортировала около 100 тонн меда в год, это 10% от объема полученного меда. Но из-за пандемии экспорт снизился до нуля. «Регулярными рейсами отправлять продукцию стало почти невозможно, а цены на чартерные перевозки выросли. В период эпидемии COVID-19 ценник логистических компаний вырос в 2-3 раза», – подчеркивает Еуджен Жерновых.

Спрос на мед для сырья

Менеджер по развитию ТОО «Лепсинск Өнімі» Асель Куспанова уточняет, что Япония предъявляет высокие требования к экспортерам. «При ввозе меда в эту страну у нас запросили анализы меда, которые в Казахстане не делаются. Кстати, некоторые покупатели, в том числе из Японии, предпочитают приобретать мед в качестве сырья в больших объемах. А позже они намерены расфасовывать продукт под своей торговой маркой. Некоторые из них даже не хотят указывать, что мед произведен в Казахстане. У нас фасованный мед, мы не продаем его для сырья», – уточняет она.

По словам участников рынка, государство поддерживает пчеловодов. «Оно нам оказывает визовую поддержку при организации международной выставки. Также мы не оплачиваем затраты, связанные с арендой стенда», – уточнил собственник «Пчелы» Еуджен Жерновых.

Но игроки рынка уверены, что поддержки недостаточно. Менеджер по развитию ТОО «Лепсинск Өнімі» считает, что для помощи экспортерам нужно создать электронную площадку, аналогичную egov. «Через этот сайт можно было бы оформить документы по вывозу меда. Мы не раз отправляли это предложение в правительство. Еще одна из проблем, – хотелось бы, чтобы  казахстанские лаборатории были оснащены необходимым оборудованием. Важно, чтобы анализы наших лабораторий котировались», – считает Асель Куспанова.

Также участники рынка надеются, что государство начнет возмещать затраты на исследование меда в зарубежных лабораториях. И подчеркивают, что потенциал Казахстана по развитию пчеловодства высок.

По оценкам Национального союза пчеловодов Казахстана, доля экспорта меда из нашей страны не превышает 0,1%. «По нашим данным, последние три года в Казахстане производится около 16-18 тыс. тонн меда в год. Но в этом году из-за климатических условий объем производства меда для продажи снизился», – отмечает вице-президент ассоциации Елена Терещенко.

Основными покупателями казахстанского меда являются Россия, Китай и ОАЭ. Также незначительные партии продукта отправляются в Канаду и Сингапур.

Источник: Капитал

Поделиться