Борис Князев: «Не люблю раздавать общие рекомендации, ориентируюсь на свое хозяйство»

В ТОО «Алтынсарино» Камыстинского района мы ехали за материалом по уборочной. Вопросы обычные: посевные площади, темп жатвы, урожайность. Конечно, стандартным материал из этого хозяйства вряд ли мог получиться – одно из крупнейших зерносеющих в области, расположено на юге с его вечно экстремальной погодой, у директора, Героя труда, это уже 51-я уборка… Мы работали целый день – были в поле, на откормплощадке, орошаемом участке, даже в музее. От всего осталось ощущение стабильности и большого запаса прочности. Как это делается, корреспондент Костанайского областного еженедельника «Наша газета» Галина Каткова попросила рассказать директора ТОО Бориса КНЯЗЕВА.

– Борис Павлович, как урожай в этом году? Прошлый год был засушливым, тогда средняя урожайность по вашему хозяйству была 3 центнера с гектара. Но и этот довольно сухой.

– Хлеб разный. Особенно с учетом того, что сеем мы 110 000 га и у нас есть поля, которые друг от друга отстоят километров на 200, то есть располагаются в разных почвенно-климатических зонах. Слабый урожай на границах, например, с Житикаринским районом. Там вообще у многих крестьян хлеб сгорел из-за жары. И нас немного зацепило, где посевы первого срока.

 – Со стороны кажется, что в нашем зернопроизводстве все определяют вовремя прошедшие дожди? А технологии? Что можно противопоставить капризам климата, тем более что он меняется?

– Не люблю отвечать на общие вопросы и раздавать такие же общие рекомендации. Говорю за себя, ориентируясь на условия своего района, своего хозяйства. Насчет дождей. Есть такая наука – физиология растений. И в ней золотое правило: урожай культуры в наибольшей степени зависит от того фактора, который находится в минимуме. У нас это влага. Поэтому мы ее и ловим, кто как умеет. Мы, например, не начинаем сев раньше 15 мая. Почему? С расчетом на то, что более поздние всходы гарантированно попадут под июльские дожди. Я давно записываю, когда выпадают зимние осадки и температуру.  Ноябрь – это проекция на май, декабрь – на июнь, январь – на июль. По моим наблюдениям, в этом году первые две декады июля дождей ждать не стоило. Так и вышло. Кто посеял раньше – пострадал. Сейчас убираем, дожди не нужны, и я своим говорю, что до 20 сентября у нас продержится сухая погода. В марте у меня было всего 4 мм осадков, выпали в третьей декаде.

 – То есть прогнозы совпадают?

– В наших условиях – да, хотя 100-процентного попадания не получается. С температурой воздуха я промазал. Не ожидал, что будет 40 градусов жары, ждал градусов на 10 ниже. Зима была теплая, лето должно было быть холодным. Но природа не механизм, ее процессы нажатием кнопки не включаются. Поэтому догм в полеводстве нет, думать надо, анализировать, искать варианты. Что  касается урожая в целом, то не надо упрощать, конечно, и все сводить к дневнику наблюдений. Имеют значение и плодородие почв, и агротехника, и подбор сортов пшеницы, и мощность парка сельхозмашин. Мы сеем 15 дней, а убираем месяц. По логике-то надо жатву проводить в те же 15 дней, хлеб же подошел, готов. Но даже наше хозяйство, способное в день убирать 4 500 га, не может уложиться в такой срок. Чтобы избежать потерь на перестоявшем хлебе, мы культивируем три сорта пшеницы: ранний «лютесценс 32», а также «омскую 18» и «омскую 30» более поздних сроков созревания. Раннеспелая пшеница несколько проигрывает в урожайности, но мы сознательно идем на это, потому что ее использование позволяет нам растянуть сроки уборки.

В последние годы у нас взялись волевыми методами вытеснять омские сорта. Когда-то их привез в область Валентин Иванович Двуреченский, наладил в ОПХ «Заречное» семеноводство, размножение и обеспечил всех классными семенами. Их распространение дало прибавку среднеобластной урожайности в 2-3 центнера. Мне не нравится, что сейчас омские пшеницы задвигают, похерить-то можно все. Но с другой стороны – нет ничего вечного, селекция предлагает новые сорта, и мы у себя в хозяйстве ведем активные их испытания. Оцениваем потенциал новых пшениц, которые могут прийти на смену тем, что сеем сегодня. Есть посевы опытные, есть уже производственные. На этой стадии сейчас испытания таких сортов, как «боевчанка» – ранний сорт шортандинской селекции, а также более поздние курганские пшеницы «старт» и «тобольская». Всего испытываем более 20 сортов. Кстати, «боевчанка» уже убрана, обмолочена и 100 т этой пшеницы уехали на юг Казахстана, на мельничный комплекс. Владеет им мой давний партнер, пшеница отгружена с условием, что будет перемолота отдельно и муке сделают весь перечень анализов, чтобы полностью оценить ее потребительские качества. И мы, и они хотим четко понимать, что предлагаем рынку. Вслед на тех же условиях будут отправлены по 300 т «старта» и «тобольской».

Чтобы держаться в рынке, нужно иметь не только урожайность, но и качество зерна. В частности, по мукомольным параметрам. Поэтому с мельниками надо работать.

 – Сейчас десятки улучшителей существуют, использование которых в мукомольной отрасли нивелирует качество зерна.

– Ну и что.  А меня никто не обходит – дай хорошую пшеницу. У моего партнера в Шымкенте отличная лаборатория на мельнице. Он мелет муку, а она разная, хотя на вид пшеница одинаковая: натура одна, выполненность, цвет чешуи, а мука получается по хлебопекарным качествам разная. Потому что разное качество эндосперма. Эндосперм – запас питательных веществ для зародыша в зерне. Мука – это перемолотый эндосперм.

Костанайский “Есиль” на алтынсаринских полях работает с жаткой Honey Bee, изготовленной в Канаде по заказу ТОО

– А почему на юг продаете зерно? У нас же полно мельниц. Там дороже платят, чем в Костанайской области?

– Да, там хорошо платят, и отруби на юге дороже. Но не только это определяющий момент. В Костанайской области, где я работаю очень давно, с переработчиками у меня не сложилось партнерских отношений. У нас действительно много мельниц. Были времена, когда их было в области  около 200. Они росли как грибы после дождя, потому что жировали – многие крестьяне из-за проблем с транспортировкой по железной дороге полностью зависели от них, от местных покупателей. Мельники же ломали цены, диктовали невыгодные условия, у них была огромная маржа на пустом месте. И меня на колени ставили, пока мы в 2006 году не сумели построить собственный железнодорожный тупик. Ушли отсюда. У меня на юге два надежных партнера. Отношения деловые, порядочные. Мы даже деньги иногда один другому ссужаем, кредитов-то я по-прежнему не беру. Мы друг в друге заинтересованы. Я, например, слежу за рынком муки. Если начинает валиться, звоню Асылу – так зовут одного из мельников – снижай цену на муку, а я тебе сброшу на зерно. Если я сброшу на 2 тенге, он уже впишется в рынок. Говорю, я сброшу 5, но ты держись в рынке так, чтобы к тебе никто близко не подошел, чтобы у нас был запас. Знаете, для чего мне это надо? Чтобы он не забуксовал. Иначе забуксую я. В этом смысл партнерства.

В прошлом году урожай у нас был небольшой, мы обговорили, что до нового года я ничего не отгружаю, зато с февраля, когда найти сырье для мельниц будет почти невозможно, начну ежемесячно поставлять по 3 000 т пшеницы. Обе стороны обещания выполнили, и еще в августе я отправлял зерно на юг. Работаем без срывов еще и потому, что с железнодорожниками я тоже стараюсь работать по-партнерски. Подача вагонов у меня всегда плановая, они знают, что у Князева с погрузкой проблем точно не будет.

 – «Алтынсарино» было одним из первых хозяйств в области, которое начало приобретать сельхозтехнику из дальнего зарубежья. Сегодня у вас на полях мы видели комбайны «Есиль» костанайского производства. Почему такой выбор? Как они в деле?

– Я взял сначала 7 «Есилей» на пробу, по одному в каждую из бригад. Сейчас их уже 21. Механизаторы в основном ими довольны. Сказать, что это суперкомбайн, будет неправильно. Но я как всегда работаю под себя. «Есиль» – комбайн, который нам по росту. Доступен во всех отношениях – в техническом, финансовом, в техобслуживании. Способен выполнить наш объем работ. Сегодня вся импортная техника напичкана электроникой, даже с перебором. А специалистов, которые могут с ней разбираться, у нас практически нет. Техника работает до поры до времени, а потом, как что-нибудь вылетит, некому дать ей ума. У нас есть трактор «Клаас», с которым обслуживающая компания уже почти три месяца не может помочь. Глохнет, и все. И мои люди не могут. А «Есиль» они способны полностью разобрать и собрать, сами заменить узлы и механизмы, детали для которых найти легко, что тоже важно.

Механизаторы” Есилями” в принципе довольны

– Помню, что компания-производитель обещала аграриям хорошее сервисное обслуживание, оперативное реагирование на замечания практиков. Есть такое?

– Качество сервиса должно быть выше, но они стараются. В августе к нам приезжала целая команда с завода, мы обсуждали проблемы, связанные с этой техникой. Но дело-то сложнее. Отличный техсервис, как и многое другое в нашей жизни, требует соответствующих кадров. А ведь сегодня нет отрасли, в которой бы остро не стоял кадровый вопрос. Так мы платим за то, что развалили образование – среднее, высшее, профессиональное. Люди учатся на практике. Это трудно. Сегодня высококлассный специалист не сразу пойдет на производство, которое только начинается. Идет молодняк, у которого знаний ноль. Я в юности подрабатывал на Курганском автобусном заводе, приходил в вечернюю смену и варил левую боковину, одну-единственную. И признаюсь, делал это кое-как, не думая, что на первой же рытвине эта боковина в автобусе развалится. А девчонки из ОТК, пока я брак гнал, где-то чаи гоняли. И только когда партию автобусов готовили на экспорт, отдел технического контроля узрел мои огрехи… Так что контроль должен быть и выучка, только так можно вырастить нормального специалиста. А пример с боковиной показывает, что отличные навыки должны быть и при отверточной сборке, к которой у нас какое-то презрительное отношение. Если углубиться в историю мировых лидеров машиностроения, то многие с такой же сборки начинали. Я очень положительно отношусь к усилиям нашего акима области сделать регион более индустриальным. При нем машиностроение сделало реальный рывок. Да, пока это сборка, но с чего-то же надо начинать. И двигаться вперед, иначе так и будем кормить зарубежных поставщиков.

Фото Галины КАТКОВОЙ 
Источник: 
www.ng.kz

Поделиться