Александр Клатт, глава КХ «Айшуак»: «Мясо сдаем перекупщикам, шкуры сжигаем»

– Мне 43 года, с 18 лет занимаюсь сельским хозяйством. Отец мой из семьи репрессированных немцев, мама – полячка, родилась в Казахстане. Родители – настоящие трудяги, всегда держали скот, огород, мама доила по 12 коров! Отец у меня был трактористом, я тоже после 9 класса выучился на механизатора, и решил, что буду работать на себя. Вначале открыл хозяйство на Актюбинском водохранилище возле города, выращивал овощи, держал скот, но там были проблемы с водой, не было газа, света, и я взял земли недалеко от своего поселка – Косестека, что по дороге в российский Орск.

Сейчас у меня 1200 голов овец, вначале было всего 80. Есть немного КРС, 400 свиней, 300 кур. Чтобы были корма, сею зерновые. Есть теплица, выращиваю зелень, редиску, сдаю в магазины и оптовикам. Чтобы было куда реализовать свою продукцию, открыл придорожное кафе.  Граница с РФ пока закрыта, поток машин уменьшился, но услуги все равно востребованы.  Строю «летник», шиномонтажку, хочу возвести газозаправочную станцию, чтобы для водителей все было в одном месте.

Сколько миллионов вложил во все это, я даже не знаю. Долги тоже миллионами. Кредиты стараюсь не брать. Да и некогда их оформлять. Если нужно срочно купить солярку или еще что-то – беру деньги у друзей, потом отдаю. 5 млн тенге гранта мне дали на поликарбонат, и я накрыл теплицу. Раньше пользовался пленкой, каждый год ее снимал, накрывал заново. Там 720 квадратов. Субсидии на покупку трактора дали, в этом году еще на корма. Засуха же была. Урожайность зерновых – 1 центнер с гектара. Корма надо докупать, они подорожали. В прошлом году лошади у меня пали в степи – зимой пошел дождь, образовалась наледь, они не смогли тебеновать.

Какие у крестьян проблемы? Реализация продукции. Мясо мы сдаем перекупщикам. Баранину они берут у нас по 2 тысяч тенге за килограмм, продают по 2800. Они имеют прибыль больше, чем мы. Поэтому надо открывать в городе свой фермерский магазин. Мы бы сдавали мясо, овощи и другую продукцию туда, а жители покупали дешевле.

Ладно, мясо. Его хоть как-то можно продать, у меня баранина частично идет в кафе, а шерсть я просто раздаю. Ее некуда девать. В лучшем случае покупают по 100 тенге за килограмм. Шкуры вообще сжигаем. Их никто не принимает.  У меня брат в Германии живет, работает на мусоросортировочном предприятии, там даже бумажку просто так не выкинут, все перерабатывают, мы дорогое сырье вынуждены сжигать.

Еще одна проблема – кадры. Больше всего безработных на селе, а мы работников ищем по всему району, привозим из Актобе. 3 тысячи в день платим, 90 тысяч в месяц, еще обедами кормим, но люди не идут. На что живут? Получают АСП, еще какие-то пособия. Пастухов не найдешь, это дефицитный кадр. 100 тысяч тенге платим, и люди не идут. И механизаторов не. Я даже поваров в кафе привожу из города. 130 тысяч тенге получают за 2 недели. Они живут здесь, питаются. Средний возраст работников 40-60 лет, есть пенсионеры.  Несколько человек работают у меня уже давно, остальные приходят и уходят.

Хозяйство у меня большое. Родственники говорят: зачем ты за все хватаешься. Но в сельском хозяйстве нельзя заниматься чем-то одним. На одном прогоришь, другим покроешь, по-другому никак. Я за все эти годы ни разу отпуск не брал. Не могу оставить работу. Родственники зовут в гости в Германию. Хотелось бы поехать. Но жить я хотел бы только здесь. Как говорится, где родился, там и пригодился.

Екатерина Беляева,

Актюбинская область

с.Косектек, Каргалинский район,

Agroqogam.kz

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите – Ctrl+Enter.

Поделиться