Маслом экономику не испортишь

Мощности отечественных производителей растительного масла загружены чуть больше, чем на 50%. Все дело в том, что фермерам, которые выращивают масличные культуры, с учетом выплаты НДС невыгодно продавать свою продукцию казахстанским заводам. Но так было не всегда. Что же спровоцировало эту ситуацию и как ее можно изменить в лучшую сторону? На этот вопрос попыталась ответить Ксения БОНДАЛ из “Капитала”

Из масличных культур, которые используются для производства масла, в Казахстане выращиваются подсолнечник, рапс, лен, сафлор, соя и хлопчатник. Хотя последний считается технической культурой, из его семян тоже получают масло.

«В свое время Казахстан по заданию Елбасы начал отходить от монокультуры пшеницы и проводить диверсификацию посевных полей. На сегодняшний день есть хорошие результаты. В 2004 году мы сеяли масличных культур всего 400 тыс. га, в 2011-м – 1,9 млн га, в 2019-м – уже 2,9 млн га. Из года в год у нас идет увеличение производства объемов масличных культур», – сказал в ноябре прошлого года во время III Международной конференции KazOil министр сельского хозяйства Сапархан Омаров.

Нас заинтересовало заявление министра, и мы решили взглянуть на официальную статистику за последние 5 лет. В 2015 году валовый сбор семян масличных культур составлял 1,54 млн тонн, в 2016-м – 1,9 млн тонн, в 2017-м было собрано сразу 2,36 млн тонн, в 2018-м зафиксирован еще больший рост – фермеры собрали 2,7 млн тонн, но в 2019 году произошел спад до 2,58 млн тонн семян. Чем же объясняется подобная динамика?

В 2017 году для того, чтобы вдохновить сельхозтоваропроизводителей сдавать свои семена на переработку местным заводам, а не экспортировать их как сырье за границу, министерство сельского хозяйства ввело механизм субсидирования. За каждую тонну маслосемян, которую фермеры сдавали казахстанским переработчикам, государство предоставляло субсидии от 4 до 15 тыс. тенге в зависимости от региона. Таким образом государство достигло сразу двух целей, первая – развитие перерабатывающей отрасли и диверсификация растениеводства.

После введения нового механизма загруженность мощностей отечественных перерабатывающих предприятий масложировой промышленности выросла. Однако министерство сельского хозяйства, не пересмотрев и не изучив реальные перспективы введения в действие программы субсидирования, отменило его, в результате производство масличных культур в 2019 году снизилось.

После того, как правительство отказалось поддерживать фермеров, для них продажа маслосемян казахстанским заводам стала невыгодной. В то время как трейдеры-экспортеры, которые скупают маслосемена у фермеров, дают цену, равную местным заводам, так как при экспорте НДС возвращается.

Бизнес трейдеров становится еще более привлекательным, поскольку на целевых рынках, таких как Китай, НДС на ввозимый товар снизился на 2%, а пошлина на импортируемое сырье масличных культур составляет теперь 0%.

При этом Китай блокирует импорт готового продукта с помощью пошлины в 37%, плюс НДС 18%. То есть Правительство КНР старается полностью загрузить свои заводы сырьем для того, чтобы поддержать собственную масложировую отрасль.

В соседнем Узбекистане действует нулевой НДС на ввоз маслосемян для переработки внутри страны. Даже Малайзия и Индонезия, являясь мировыми экспортерами пальмового масла, нацелены на продажу рафинированного готового RBD-продукта.

Это и привело к тому, что дефицит сырья у местных производителей составил почти 55%. Но чтобы не быть голословными, обратимся к статистике. Согласно госстату, в 2019 году, при отмене субсидирования, в Казахстане было произведено 2,58 млн тонн маслосемян, из них переработано 0,63 млн тонн сырья (24,3%), так как экспорт составил 1,95 млн тонн маслосемян (75,7%).

Кстати, стоит добавить, что субсидирование – одна из самых мягких мер поддержки отечественного перерабатывающего сектора. Например, Масложировой союз России предложил Минсельхозу РФ ввести временный запрет на экспорт семян подсолнечника. А в начале года он просил повысить экспортную пошлину на подсолнечник до 20% с нынешних 6,5%, но не менее 9,75 евро за тонну. Таким образом союз рассчитывает увеличить загрузку масложировых предприятий и экспорт подсолнечного масла, которое в последние годы стало драйвером экспортной программы российского АПК.

То есть для поддержки отечественной масложировой отрасли нужно либо ввести пошлину на экспорт маслосемян, либо возродить программу субсидирования фермерских хозяйств, которые выращивают масличные культуры.

Но вернемся к цифрам. По данным Ассоциации предприятий масложировой промышленности РК, производство растительного масла от местного сырья в 2019 году составило 232,3 тыс. тонн на сумму $216,04 млн (при цене $0,93 тыс. за тонну), жмыха и шрота – 395,54 тыс. тонн или $87,02 млн ($220 за тонну). При этом по данным Комитета по статистике, почти 2 млн тонн маслосемян было экспортировано за границу, то есть вместо продажи всего этого объема на отечественные масложировые заводы. Доход от всего этого экспорта составил $404,94 млн.

Но если Минсельхоз возобновит субсидирование отрасли хотя бы на уровне 2017 года (15 тыс. тенге за тонну семян), то результат простых вычислений выглядит интересно. При 100% покрытии местных производственных мощностей (2,504 млн тонн) государство потратит на поддержку отрасли 37,56 млрд тенге. При этом валовый доход перерабатывающих компаний составит 507,64 млрд тенге. Прибыль в сравнении с 2019 годом вырастет на 172,56 млрд тенге, то есть только при закупе сырья экономический эффект от субсидирования составит 459,42%.

Фото: Руслан Пряников
Фото: Руслан Пряников

Однако если Минсельхоз вернется к практике субсидирования фермеров, которые выращивают масличные культуры и сдают их отечественным переработчикам, то помимо развития масложировой отрасли эта мера позитивно повлияет на экономику страны. По данным Ассоциации предприятий масложировой промышленности РК, если весь объем выращенных семян останется в стране и его купят отечественные масложировые заводы, то в общей сложности они потратят 112,68 млрд тенге на выплату зарплат сотрудникам, на оплату коммунальных услуг, на покупку товаров, необходимых для производства масла. Причем в эту сумму не включены выплаты по кредитам и налоги.

Есть еще один важный момент, о котором стоит упомянуть. Отмена программы субсидирования сельхозтоваропроизводителей и как следствие возникший дефицит сырья вынуждают казахстанских переработчиков подстраиваться под ситуацию. Им приходится  либо пересматривать технологию производства и переходить с качественного местного сырья на импортное, в частности использовать пальмовое масло, и это не может не отразиться на качестве конечной казахстанской продукции, тем самым поддерживать экономику сторонних стран. Либо нужно будет предлагать фермерам цену выше, чем трейдеры, чтобы загрузить производственные мощности, тогда придется повысить цену отечественного масла. Но в таком случае на нашем рынке более конкурентоспособной окажется продукция наших партнеров по Евразийскому экономическому союзу, в частности из России, Украины и Беларуси.

Исходя из вышеизложенных факторов, есть насущная необходимость возродить программу субсидирования сельхозтоваропроизводителей на 1 тонну маслосемян при продаже экспортно ориентированному отечественному переработчику.

Таким образом государство могло бы достичь сразу нескольких целей:

– защитить внутренний рынок;

– обеспечить продовольственную безопасность страны;

– увеличить производственные мощности казахстанских переработчиков;

– помочь сохранить существующие и создать новые рабочие места;

– увеличить налоговые поступления в бюджет;

– повысить интерес фермеров к производству масличных культур;

– помочь в развитии перерабатывающей отрасли;

– повысить конкурентоспособность отечественной продукции масложировой отрасли на международном рынке.

Оставаясь сырьевой страной и не обращая внимания на боль производственных предприятий, Казахстан может потерять масложировую отрасль, которая очень важна с точки зрения продовольственной безопасности.

Источник: “Капитал”

Поделиться