Президиум РАН обсудил проблему развития сельских территорий России

Проблемы сельских территорий России, итоги экспертной работы РАН и «зловещие» предложения о реформах науки — все это волновало участников последнего в 2020 году заседания Президиума Российской академии наук, о котором и рассказывает репортаж Indicator.Ru

Секвестр «русского возрождения»

К первой части заседания удаленно и очно присоединились, кроме членов Президиума, представители Министерства сельского хозяйства РФ, региональных властей и обеих палат парламента. Основной доклад о направлениях комплексного развития сельских территорий России и научном обеспечении их реализации сделал академик РАН, научный руководитель Всероссийского НИИ экономики сельского хозяйства Иван Ушачев. Агропромышленный комплекс России работает, есть позитивные результаты по объемам производства, но уровень жизни в селах остается низким, отметил он. Уровень безработицы в селе вдвое выше, чем в городах, и доля малоимущих достигает 22%. «Российская бедность имеет крестьянское лицо», — подчеркнул Ушачев. Экономическая ситуация ухудшается из-за эрозии почв и климатических изменений, а инфраструктура — как инженерная, так и социальная — в селах или не создана, или разрушена. Например, только 68% сельских жителей обеспечены качественной питьевой водой; почти треть сел и деревень находятся в транспортной изоляции; ближайшая больница удалена от среднего российского села на 90 км (школа — на 17, детский сад — на 15 км). Прогноз численности сельского населения при этом, разумеется, неблагоприятен: уровень рождаемости уже ниже, чем в городах, и продолжается миграционный отток. Проблема выходит на геополитический уровень — как сохранить контроль над огромными территориями, если их население постоянно сокращается?

Одной из мер для изменения ситуации, считает академик Ушачев, должен стать уход от моноотраслевой экономики села. Сельское хозяйство больше не обеспечивает работой всех сельских жителей, а значит, нужен перевод из городов предприятий других сфер экономики. Такой опыт по созданию небольших промышленных предприятий при крупных агрохолдингах-интеграторах есть в Белгородской области. Занять сельских жителей новыми профессиями поможет и развитие широкополосного интернета. Естественный демографический рост академик предложил восстанавливать с помощью льготного кредитования, когда с каждым новым ребенком ставка по кредиту для семьи будет снижаться.

Многие направления, названные в докладе Ушачева, уже учтены в государственной программе «Комплексное развитие сельских территорий» на 2020–2025 годы. Позднее в прениях заместитель председателя Госдумы академик РАН Алексей Гордеев отметил, что эта программа потому и представляет собой новый этап государственной сельскохозяйственной политики, что не ограничивается поддержкой отрасли, а охватывает строительство жилья, развитие инженерной инфраструктуры и социальных объектов по всей России. Но, подчеркнул Ушачев, за короткое время работы программы ее финансирование уже дважды сокращено. Программа хронически недофинансирована, согласился председатель комитета Совета Федерации по агропродовольственной политике и природопользованию Алексей Майоров.

Мы должны либо добиваться увеличения финансирования, привлекая к обоснованию ученых, либо скорректировать цели и задачи, отодвинув в очередной раз решение проблем российского села на более отдаленную перспективу. Однако в будущем, и об этом не надо забывать, решение этих проблем может стоить еще дороже.

Иван Ушачев

Научный руководитель ВНИИ экономики сельского хозяйства

Вторым по теме развития сельских территорий выступил член-корреспондент РАН, представитель Белгородской области в Совете Федерации Евгений Савченко. Он подтвердил общие тезисы Ушачева количественными выкладками: судя по данным крупных агрохолдингов, в сельском хозяйстве России могут работать не более двух миллионов человек. С семьями они составят максимум 10 млн жителей сел, около 7% населения России. Потому Савченко согласен с идеей Ушачева о диверсификации сельской экономики: нужно поощрять развитие информационных технологий, малого сельскохозяйственного предпринимательства, малых предприятий, в том числе по переработке сырья. Дальше сенатор сосредоточился на проекте развития сельских территорий, но неожиданно не Белгородской области, а Нечерноземья. Сосредоточившись на этой депрессивной территории, за десять лет, по его словам, вполне можно получить заметные результаты. Наряду с выращиванием льна и мясным и молочным животноводством ресурсом для развития Нечерноземья могут стать, считает Савченко, «тысячи и тысячи обеспеченных людей среднего возраста» — обладатели «молодого частного капитала», которые мечтают создавать фермерские хозяйства и возрождать усадьбы. Чтобы они приехали в село, надо решить проблемы с инфраструктурой и землепользованием. Например, создать орган, который сможет перераспределять участки от «неэффективных» землепользователей к эффективным. Добавьте льготное кредитование, новую-старую форму самоуправления в виде «народных общин» — и вот он, рецепт «русского возрождения», оно же «Русский апгрейд». О молочных реках с кисельными берегами речи не шло, но «образ результата» такого «апгрейда» Савченко представил исключительно в светлых тонах.

С докладом о состоянии сибирских сельских территорий выступил ректор Новосибирского государственного аграрного университета Евгений Рудой. Он подтвердил, что для сибирских регионов характерны те же тенденции, что и для страны в среднем, но отметил важный фактор, который влияет на уровень жизни в селе. Это его контакты с крупными агропромышленными предприятиями, связанными с городскими агломерациями. Например, самый высокий уровень экономического развития и качества жизни имеют села, связанные с новосибирской агломерацией. Этот тезис поддержал заведующий кафедрой агроэкономики МГУ им. М.В. Ломоносова Сергей Киселев: интеграция городов с сельской местностью — перспективный путь развития, потому что урбанизация продолжается, и это надо учитывать. Также исследователь предложил использовать в российской практике опыт Беларуси и Казахстана по развитию сельских территорий.

Далее обсуждение переключилось на результаты первого года реализации программы «Комплексное развитие сельских территорий» и ее будущее после очередного сокращения финансирования. Заместитель министра сельского хозяйства Оксана Лут отметила достижения в строительстве жилья и в благоустройстве населенных пунктов, рассказала о планах по поддержке занятости, ремонту школ и развитию инженерной инфраструктуры. Губернатор Тамбовской области Александр Никитин поделился своим опытом реализации программы и остановился на движении к «одноэтажной России»: люди хотят жить в собственных домах, и, если технологии позволят им работать удаленно, это позволит повернуть вспять хотя бы часть миграционного оттока. Но на развитие инфраструктуры сел — и социальных объектов, и инженерных сооружений, и связи — нужны средства, а они из программы изымаются. Например, по направлению «Современный облик сельских территорий» от Тамбовской области в конкурсе на финансирование в 2021 году победили 17 проектов, но из-за бюджетного секвестра будут реализованы только два.

Конкурсный принцип финансирования необходимых для жизни проектов раскритиковали на заседании академик РАН и член коллегии Евразийской экономической комиссии Сергей Глазьев и председатель комитета Госдумы по аграрным вопросам академик РАН Владимир Кашин. Первый подчеркнул, что средства по конкурсам в результате получают лишь немногие проекты в селах, и многие позиции программы реализовать без привлечения дополнительных инвестиций не удастся. Кашин выступил еще резче: по его словам, бодро звучащие отчеты только «забалтывают» программу, а между тем, продолжаются все те же ошибки, что уже привели к уничтожению деревень. Село надо срочно спасать, и не «по одной-две деревни».

Комплексность должна сделать деревню привлекательной, чтобы туда приехал и врач, и учитель, чтобы с удовольствием работали механизатор, оператор машинного доения и все другие люди. На селе один работающий дает минимум семь работающих мест в городе. Мы должны это понимать и через комплексное развитие деревни и ее восстановление возродить 40 миллионов га брошенной земли.

Владимир Кашин

Председатель комитета Госдумы по аграрным вопросам

Еще одну проблему поднял ректор Государственного аграрного университета имени К.А. Тимирязева Владимир Трухачев: при интенсивном развитии технологий менее 13% работников в сельском хозяйстве имеют высшее образование. И пополнять предприятия квалифицированными кадрами сложно, потому что, по словам Трухачева, обученный в московском вузе специалист не поедет в деревню, а для аграрных вузов многие направления подготовки и специальности остаются непрофильными — даже «Биотехнология» или «Электроэнергетика». Бюджетные места для приема в аграрные вузы распределяют по остаточному принципу, и вообще долгое время они не имели достаточной поддержки.

30 лет мы ничего не получали — в Минобре все получают, мы ничего не получаем! Ни одного гранта, ни одного серьезного фонда. Все у нас проходило мимо. Сегодня есть центры мирового уровня, сегодня заметили аграрные вузы, и это приятно. Но хотелось бы, чтобы это было стабильно.

Владимир Трухачев

Ректор Государственного аграрного университета имени К.А. Тимирязева

Какую роль может играть в решении всех этих накопившихся проблем наука и, в частности, РАН? С ключевым предложением по научному обеспечению выступил заместитель министра сельского хозяйства Максим Увайдов: требуется разработать комплексный план научных исследований по проблемам развития сельских территорий. Эта работа должна объединить академические научные институты и вузы разной ведомственной принадлежности. Среди конкретных проблем, где требуются научные решения, участники заседания назвали эрозию почв, адаптацию к глобальным изменениям климата, развитие инженерной инфраструктуры, учет специфики регионов при разработке планов социально-экономического развития.

Источник: https://indicator.ru

Поделиться