Асылжан Мамытбеков: «Мы делили апельсин – много наших полегло»

– Дисклеймер: 1. Это лонгрид; 2. Любые совпадения и аналогии приведенного примера случайны и не соответствуют действительности. Все цифры и названия товаров взяты в качестве условных примеров; 3. Весь пример придуман и в реальной жизни скорее всего невозможен ввиду полной абсурдности принятия подобных решений.

Есть такой известный американский макроэкономист, профессор Гарвардского университета Николас Грегори Мэнкью (кстати, выходец из семьи украинских эмигрантов ). В своей знаменитой книге-учебнике «Макроэкономика» – бестселлер, изданный на многих языках – он часто пользуется методом, где объясняет суть сложных экономических процессов и понятий на основе простых (можно сказать упрощенных) примеров,

Например, он показывает как посчитать ВВП или ВНП страны, если представить, что вся страна производит только 3 апельсина и 4 яблока. В результате сложные макроэкономические понятия сразу же становятся более легкими к восприятию, удобоваримыми. Все-таки не зря говорят: все простое гениально!

Этот метод упрощения можно применить и при рассмотрении какой-либо возможной экономической ситуации в какой-либо гипотетической стране.

Для начала отметим, что многие страны пытаются заместить импортируемые ими товары собственным производством. Этими государствами преследуются цель, чтобы товар обходился жителю страны дешевле, чем импортный аналог. По крайней мере, цена товара местного производства не должна быть выше импортного.

Даже если цены будут примерно на одном уровне, при равных условиях власти страны отдают предпочтение местному производству, так как в этом случае страна все равно будет в выигрыше: новые рабочие места и поступления в казну дополнительных налогов.

Но во многих случаях страны не идут на то, чтобы замещать импорт любой ценой и развивать собственное производство в ущерб интересов страны и собственных граждан. Это не даёт никаких результатов, кроме ущерба экономике, бюджету и усиления негатива в обществе.

Эти простые правила и законы экономики понимают правительства многих стран.

Но все же разберем пример, когда эти правила экономики могут не учесть, и к чему это приводит. Для пущего понимания возьмем для этого примера такой товар, как апельсин (не зря говорять – “просто как апельсин”). Выберем какую-нибудь условную страну, где физически и экономически сложно и невыгодно заниматься производством (выращиванием) апельсинов.

На то есть целый ряд причин:

– климат (кроме делового и прочего имеется ввиду и погодные условия);

– кадры;

– прочее (Какие апельсины? Для начала этой стране наладить бы производство/выращивание простой редьки или начать с производства ящиков для апельсинов, чем сразу браться за апельсины. Или хотя бы наладить производство наклеек для апельсинов).

При этом отсутствие собственного производства апельсинов не означало, что все это время страна не потребляла апельсины. Она (страна) их (апельсины) просто импортировала (кстати, как и многие другие страны мира). В ее условиях простой импорт апельсинов, скорее всего, был наиболее разумным и выгодным способом обеспечения апельсинами, как для государства, так и для жителей.

Со всеми расходами (цена закупа, транспортировки, налогов (НДС на импорт), пошлин + маржи трейдера (!!!)) 1 средний апельсин обходился жителю этой страны 100 денежных единиц (цена взята условно).

Это означает, что себестоимость апельсина для бизнесменов/импортеров была примерно 90 денежных единиц (если учесть, что в сфере завоза и продажи апельсинов уровень рентабельности не превышал показатели среднеотраслевой рентабельности в 10%).

Запомните эту цифру!

При этом выигрывали все: и казна страны (в бюджет шли налоги и пошлины от импорта апельсинов), и жители страны (хоть и апельсин не был товаром первой необходимости, но этот товар покупали и покупка импортного апельсина обходилась им дешевле). Ну, а если выигрывали жители страны, то выигрывала вся страна. Это аксиома, которую, наверное, не надо доказывать.

Но в один прекрасный день, руководствуясь  благими намерениями и идеями по улучшению жизни жителей своей страны, чиновники этой условной страны решили начать развивать собственное апельсиновое производство!

Была разработана и принята соответствующая Стратегия, государственные и отраслевые программы. Потратили изрядную сумму бюджетных денег на содействие технологической модернизации и прочие проекты.

И вот чудо! Открыли собственное производство апельсинов.

Для начала стартовали с наклеивания/переклеивания наклеек на апельсинах: создали предприятия, открыли рабочие места по наклеиванию наклеек. Правда, сами наклейки были импортными, потому как вначале попробовали клеить свои  собственные, но они отклеивались ещё по дороге к потребителю. А это дискредитировало высокие идеи импортозамещения, развития местного производства и повышения уровня локализации. В итоге решили пока клеить импортные наклейки, но с напечатанным на них текстом на местном языке местными буквами.

Создание подобных производств по наклейке профинансировал местный государственный институт развития. Кредит выдали отобранным наиболее активным бизнесменам в местной валюте под низкий процент, на длительный срок – ведь цель-то благая и на то есть госпрограмма!

Но оставалась решить главную проблему: если просто покупать импортный апельсин и просто переклеить наклейку, он же не станет от этого ни лучше, ни дешевле, а может даже станет и дороже, чем такой же импортный аналог с наклейкой, наклеенной за рубежом. Соответственно, ни экономической, ни технологической привлекательности от этого апельсину не прибавится…

Тогда как завлечь покупателей?

И самое главное – как на этом зарабатывать?

В описанной ситуации заработок подобного бизнеса не будет особо отличаться  от заработка таких же предпринимателей, занимающихся завозом и торговлей импортными  апельсинами. Конкуренция в этой сфере была высокой, поэтому продать такие же апельсины, когда весь рынок наводнён подобным товаром, было делом непростым.

Да и если начистоту, то импортные апельсины с наклейками на иностранном языке раскупались местными жителями, не особо проникшимися идеями госпрограмм, гораздо охотнее, чем аналогичные апельсины с наклейкой на местном языке.

Короче, такой бизнес был не особо прибыльным и перспективным!

Что делать?

Думали, думали и придумали.

А давайте введем какой-нибудь сбор за покупку апельсинов. Назовём его «АпельСбор».

Например, сбор в размере 20%, то есть почти 20 ден.едениц за 1 апельсин. А что от этого поменяется вы спросите? Еще как поменяется, если эти 20 дензнаков будет платить только те (!!), кто будет завозить импортный апельсин с импортной наклейкой, наклеенной за рубежом и на иностранном языке (далее  по тексту именуемый “полностью импортный апельсин”). Ну, а такой же импортный апельсин с наклееной импортной наклейкой уже на местном языке местным рабочим в местных производственных условиях (далее по тексту именуемый “местный апельсин”) освободить от уплаты этого сбора. А теперь внимательно следите за мыслями!

После введения «АпельСбора» «полностью импортный апельсин» будет обходиться жителю страны как минимум в 120 единиц местных дензнаков (если вы не забыли, «местный апельсин» при завозе его без наклейки будет освобожден от такого сбора, то есть его себестоимость оставалась как прежде 90 ден.единиц!). А это означает, что если поставить цену за «местный апельсин» 118 дензнаков (то есть немного дешевле чем «полностью импортный апельсин»), то этот товар станет сразу более привлекателен на рынке чем подобный  «полностью импортный апельсин» за 120. Да и от покупателей не будет отбоя, ведь нововведение, по сути, поставит крест на бизнесе многих тех, кто до этого занимался простым завозом «полностью импортных апельсинов» (ведь кто будет покупать такой же товар, когда есть рядом более дешевый аналог (пусть даже с иногда отклеивающимися этикетками).

Получается вновь введенный АпельСбор позволял повысить прибыльность нового бизнеса с теми же апельсинами с 10% до 30 %, при этом нисколько не снизив, а даже повысив спрос на эту продукцию, равно как и конкурентоспособность «местных апельсинов» по сравнению с «полностью импортными апельсинами».

Если 30% прибыли мало, то можно еще увеличить рентабельность, освободив от налогов и пошлин завозимые извне апельсины без наклейки на местные предприятия. Это снизит себестоимость «местного апельсина» еще на энное количество процентов за счет освобождения НДС и пошлин. Ну, например, соответственно на 12% и 5%. (Ну и что, что пострадает госбюджет, ведь цель-то благая – открытие новых рабочих мест и развитие отечественного апельсинового производства!). В результате освобождения от налогов и пошлин себестоимость уже будет не 90 дензнаков, а предположим, 75 (90 минус налоги и пошлины). А цена то будет оставаться все та же – 118!

Ну, а это уже совсем другой коленкор!! Такой бизнес заиграет всеми цветами радуги и прибыльность станет не 10% (100-90), как раньше, и не 30 %, как было бы при просто введении сбора (118-90). Здесь уже рентабельность продукции становится посерьезней и превысит 50 % ( (118-75) /75 *100% = 57%).

Надо учесть, что некоторые фанаты «полностью импортных апельсинов» все равно не перестанут их употреблять и готовы будут завозить их даже с уплатой установленного высокого сбора и всех налогов. Тем более, что некоторые виды апельсинов пока не будут завозиться в страну и не будут переклеиваться на них наклейки на местном языке. Например, такие как апельсины с красной мякотью или апельсины без косточек. Их не так много – поэтому пусть завозят из-за рубежа. Можно будет создать частный Фонд , пусть эта денежка за сборы поступает туда и копится там. В последующем им возможно найдется применение.

На крайний случай за счёт этих поступающих средств за вновь введённый  сбор можно будет открыть кредитные продукты для местного населения на покупку «местных апельсинов». Ну не в госбюджет же их (собранные деньги) отправлять!

Пусть остаются и работают в этой же сфере. Ведь если бы не ввели АпельСбор деньги бы в таком фонде не собрались бы.

Подобные кредиты будут очень привлекательны: так как они будут в местной валюте, с низкой  процентной ставкой, без первоначального взноса и никаких требований допзалогов для покупки «местных апельсинов». А чего бояться? Ведь эти средства ничейные. И спроса в случае невозврата этих средств или других рисков учинять никто не будет. Зато результат будет явный. Спрос на «местный апельсин» невероятно возрастет. От желающих покупать именно «местные апельсины» вообще не будет отбоя. Это окончательно отобьёт охоту у местного жителя покупать «полностью импортный апельсин».

Когда же начнётся ажиотаж (ведь подогретый спрос превысит возможные объемы предложений на рынке «местных апельсинов» – ведь мощности по переклеиванию и/или наклеиванию наклеек не безграничны), можно будет обязать местных жителей вдобавок при покупке «местного апельсина» покупать какие-нибудь дополнительные товары и услуги (например, коврики под «местные апельсины» и/или тряпочки для мытья того же апельсина). Это добавит еще большую маржинальность к и так уже привлекательному бизнесу. Думаете, что граждане не будут покупать товары и услуги в нагрузку? А куда они денутся эти покупатели? Ведь кредиты на покупку «полностью импортного Апельсина» выдаваться не будут. Собственных денег у местных жителей мало, но аапельсинов купить хочется. Вот и побегут все за льготным кредитом (условия ведь супер), а там им будет не до выбора – не хочешь брать с нагрузкой не бери, не задерживай очередь!

А если найдутся критики и скептики против таких изменений,  мол зачем вводить сборы, мол народ от этого пострадает, цены на апельсины от этого только растут, и мол пользы для бюджета и в целом для страны нет, то им будут отвечать так:

– такие сборы есть и в других странах (правда, у них эти сборы реально меньше и реально решают какие- нибудь задачи (например, экологические);

– открываются новые рабочие места;

– покажем местным блогерам и прочим инфлюенсерам современные предприятия по наклеиванию наклеек на местном языке;

– скажем, что с фонда нам никаких денег от введённого сбора не поступает (а зачем нам эти деньги – ведь  главная задача этих сборов не помогать нам материально, а создать искусственный барьер по повышению стоимости на апельсин и чтобы «полностью импортный апельсин» не смог конкурировать с «местным апелсинопроизводством» и не портил подогретый местный рынок цен. Поэтому сделаем так, что деньги от этого сбора будут поступают не к нам в предприятия, а куда нибудь , например в частный фонд;

– объясним  блогерам и журналистам, что наши предприятия по наклейке наклеек на «местный апельсин» не получает субсидии из бюджета (субсидии реально не нужны, иначе с ними греха не оберёшься – ведь прибыльность такого бизнеса итак зашкаливает);

– сошлёмся на опыт других стран (скажем, что многие с этого начинали);

– пообещаем, что отечественное апельсинопроизводство станет тригером по запуску множества товаров, которые необходимы для этого производство и вокруг будут плодиться и размножаться множество предприятий по выпуску тары, упаковки, маркировки, оборудования для взвешивания, очистки апельсинов и все это будет работать единым кластером.

– собственное апельсинопроизводство даст бурный толчок промышленности, науке и испытательным станциям, изобретательским бюро. В результате появится полностью собственный (наверное, продолговатый или квадратный апельсин), который по праву займет свое почетное место во всем мире!

Однако со временем граждане страны и все общество поняло, что такие решения по развитию собственного апельсинопроизводства не дают положительных результатов, вредны для экономики страны, приносят экономическую пользу только небольшому количеству бизнесменов, поэтому госорганы отменили сборы на ввоз импортных апельсинов.

И тогда эта страна вместо производства апельсинов реально начала прилагать усилия чтобы реализовывать именно те возможности, по которым у страны были объективные (а не надуманные) преимущества и потенциал, например, наладили производство и экспорт редьки, которая была конкурентоспособным товаром на рынке, пользовалась спросом внутри страны и за ее пределами. Редька производимая в этой стране была одна из лучших в мире и пользовалось большим спросом на мировом рынке. При этом страна спокойно продолжала импортировать апельсины (не посыпая себе голову пеплом). Доходы и экспортная выручка страны от экспорта редьки гораздо превысили объемы импорта апельсинов.

(из поста А.Мамытбекова в фейсбуке)

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите – Ctrl+Enter.

Поделиться