В актюбинской степи разводят осетров, доят рыбу и получают икру (ВИДЕО)

В 55 километрах от Актобе в обычных прудах и бассейнах выращивают осетровых рыб. Занимается этим крестьянское хозяйство «Ардагым». В его прудах водится стерлядь, белуга, веслонос, сибирский и русский осетры. Впервые в Казахстане здесь смогли получить маточное поголовье осетровых. Правда, на это понадобились годы. В крестьянском хозяйстве рыбам делают УЗИ, их доят, инкубируют икру. Предприниматель Кали Исмаилов создал «Ардагым» в 90-х на месте обанкротившегося прудхоза. Кредиты тогда не давали. Чтобы восстановить хозяйство, новому владельцу пришлось деньги занимать у друзей. «Их привезли в мешках на такси, и полдня считали в банке», – с улыбкой вспоминает сейчас Кали Исмаилов.

«Я сам родом из Косестека в Каргалинском районе, недалеко отсюда Каргалинское водохранилище, которым я раньше руководил, – рассказывает Кали Култаевич. – По специальности гидротехник, окончил Жамбылский гидромелиоративный институт. Работал в Шымкенте в проектном институте, потом вернулся в Актобе, был начальником Каргалинского водохранилища, трудился в тресте «Актюбводстрое», а в 89-м открыл крестьянское хозяйство, стал разводить овец, коров и лошадей. Однажды, было это в 91-м году, меня вызвал к себе глава области Золотарев. Приезжаю – у него сидит министр рыбного хозяйства Саржанов. Вдвоем они стали меня уговаривать взять себе Каргалинское прудовое хозяйство. Оно работало с советских времен, там выращивали карпа, но толком рыбы не было. Рекорд был только один раз за все годы, когда получили 82 тонны рыбы. Хозяйство обанкротилось, и его решили отдать в частные руки. Мне сказали: «Возьмешь – будешь первым частным рыбаком в Казахстане. Не получится – через год отдашь обратно. Но я влез надолго…».

Кали Исмаилов первым делом принял12 работников – водителей, рыбаков, трактористов.  Самолетом из Чилика, где есть прудовое хозяйство, привез сеголеток карпа. Деньги для этого занял у друзей. Их хватило и на закрытие долгов.

«Из Чилика я привез 15 миллионов личинок карпа. В Семипалатинске купил 2000 тонн гранулированного корма, привез их вагонами. Корма дорогие. Ими можно кормить птиц, коров, лошадей, баранов, поэтому в советское время их разворовывали. Я запретил. Браконьерам я тоже все перекрыл. Корма и личинок карпа я потом завозил каждый год», – вспоминает Кали Исмаилов.

Со специалистом предпринимателю, можно сказать, повезло. Из Москвы по направлению в крестьянское хозяйство приехал выпускник Дмитровского рыбопромышленного колледжа. Позже Дмитровкий рыбохозяйственный технологический институт, причем с отличием, окончили два внука Кали Исмаилова. Одного после окончания пригласили работать в Грузию, второй – Момынжан Кали, сейчас руководит крестьянским хозяйством «Ардагым». Кали Исмаилов ему поручил это дело, сам занял место консультанта.

«В 92-м, через год после того, как я взял прудовое хозяйство, в области с визитом был глава государства. Он посетил наше крестьянское хозяйство. Назарбаев поинтересовался, какая здесь проектная мощность? Я ответил, что 400 тонн рыбы в год. Спрашивает: «Когда дашь?», я ответил, что через год. Сеголеток же надо вырастить. Чтобы из икринки выросла рыба, нужно время, – рассказывает Кали Исмаилов. – В 93-м году я вырастил 400 тонн карпа. 150 тонн реализовал в Актобе и области: сдавал рыбу в магазин «Океан», продавал с машины, этим занимались мои трое детей, я платил им 3% от выручки, и  старались продать больше. 250 тонн карпа у меня покупала Россия – Пермь и Пенза. На КамАзах оттуда приезжали, забирали по 20-30 тонн рыбы. Для перевозки на мясокомбинате мы заказывали по 2-3 тонны льда, дробили его на куски, кидали в него рыбу, и она нормально доезжала до места. Карп – относительно дешевая рыба, поэтому пользовалась спросом. Каждый год  мы продавали по 400 тонн карпа. Но это огромный труд. Рыбу надо 6 раз кормить через каждые 3 часа. Карп в сутки прибавляет 25-30 граммов, если не кормишь – 2 -2,5 грамма. За полтора года из сеголетки получается карп весом 250-300 граммов. На второй год, если оставить, вес будет уже 500 граммов. Госстандарт товарного карпа – 250 граммов. Мне власти поставили условие – сдаешь рыбу по 25 копеек, наличные относишь в банк, за каждый проданный килограмм получишь 10 копеек дотации. Каждый месяц проверяли поступление денег из нашего крестьянского хозяйства в банк, и платили. Это были первые и последние дотации, которые я получал».

Спрашиваю собеседника: как вы занялись осетровыми?

«Осетра я впервые увидел в 1961 году, когда еще был ребенком. Люди тогда жили голодно, отец ловил рыбу. Весной на речке Косестек он ставил «морду», это снасть в виде цилиндра, и как-то туда попал осетр. Он приплывал с Каспия по Уралу в Илек, оттуда через Каргалу в Косестек на икромет. У нас здесь Урало-Каспийский бассейн. Мне предлагали заняться осетровыми, но я не решался. И вот в 2005 году  всех рыбоводов собрали в Атырау. Нам читали лекции, рассказывали о выращивании осетровых, и я заинтересовался. На следующий год в Атырау я купил  первые 10 тысяч сеголеток разных видов – стерляди, белуги, севрюги, русского осетра. Это был большой риск. Я этих сеголеток вырастил. Они были 3-5-граммовыми. На пятый год только стали килограммовыми. То, чем я занимаюсь, называется товарным прудовым осетроводством. Наше хозяйство единственное в РК такого направления. Товарный осетр весит килограмм. В год он прибавляет в весе всего150-200 граммов. То есть это дело очень долгое, поэтому им никто заниматься не хочет. Да и специалистов нет. Я выучил двух внуков на ихтеологов-рыбоводов в Москве, в Дмитровском рыбохозяйственном технологическом институте. Сейчас они успешно трудятся. Проходили практику в Астрахани, Приморском крае, Тюмени, Ханты-Мансийске, их учили лучшие осетроводы России».

Производственный цикл в крестьянском хозяйстве «Ардагым» расписан по часам. На днях здесь начнут получать первую в этом году икру. Для этого рыб… будут доить. А чтобы определить, есть ли у рыбы икра, инкубационная ли она, рыбам будут проводить УЗИ. Для этого их кладут на аппарат и сканируют.

«Рыб, которых брал в 2006 году, я довел до маточного поголовья. Стерлядь дает икру на 8-й год. Стерлядь маленькая, больше 1 килограмма не растет. Ее называют царской рыбой. Сибирский осетр дает икру на 12-й, 14-й год, русский осетр на – 14-15 год, белуга вообще на 25 год, – говорит Кали Исмаилов. – У меня рыба зарегистрирована во всемирном реестре, и я могу спокойно продавать икру. Я впервые в Казахстане вырастил маточное поголовье осетровых. К нам приезжали специалисты из Алматинского института,   зачипировали всех наших рыб, отметили, где самец, где матка, и каждой рыбе дали паспорт с фотографией. Из Атырау к нам приезжали, купили осетров с паспортами.  У нас теперь есть и свои сеголетки осетровых. Каждая стоит 1000 тенге. Раньше мы их покупали в России, потом стали в Орске приобретать инкубированную икру. Сейчас внук получает их сам, мы открыли инкубационный цех для получения мальков. Оборудование обошлось в 13 миллионов тенге, частично покрыть затраты помогло государство- нам выделили безвозмездный грант – 4 миллиона тенге. Самки и самцы очень дорогие – килограмм стоит 250-300 долларов. Мы их выращиваем по 15 лет. Сегодня ночью у нас умер самец американского осетра. Что-то произошло с кишечником. Конечно, огорчительно. Самец весом 10 килограммов стоит 3 тысячи долларов».

Осетровых в крестьянском хозяйстве «Ардагым» доят уже третий год. После дойки за 7-10 дней из каждой икринки вылупляется маленькая личинка. Ее обхаживают, кормят, и через 2 месяца она достигает веса 5 граммов. В «Ардагым» хотят разводить 100 тысяч рыб в год, но пока на такую мощность не вышли. Для этого надо в год доить хотя бы 2 тысячи самок. 

«Мы на этот уровень только выходим. Пруды для этого есть – карповые, осетровые, зимовальные. Карповых прудов раньше было 8, осетровых не было, сейчас их 15, еще 9 строим», – говорит Кали Исмаилов.

Достижению цели мешает проблема, которую не решат много лет. В тоннеле Каргалинского водохранилища, откуда по трубам вода идет в пруды «Ардагым», в свое время установили импульсный рыбозаградитель. Он там стоял с 1975 года, отпугивал рыбу, чтобы она не попадала в канал и далее в пруды. Там не было ни одной сорной рыбы.   Но в 2005 году рыбозаградитель убрали, и щука, окунь, лещ, налим стали по каналу попадать в пруды, поедать сеголеток.

«Куда мы только не обращались, проблема не решается. Мы даже нашли, где этот рыбозаградитель продается, – говорят в «Ардагым». – Раньше мы получали 1,5 миллиона сеголеток карпа, сейчас около 200 тысяч. Рыбы поедают и сеголеток осетровых, сейчас и их число уменьшилось».

Тем не менее, планы в крестьянском хозяйстве большие. Здесь хотят получать каждый год по 100 тысяч сеголеток, 100 тонн товарного осетра и 5 тонн черной икры.

«Для этого понадобится еще лет десять, – говорит Момынжан Кали. – Мы уже переоборудовали инкубационный цех, ежегодно можем получать до 30-45 килограммов икры для воспроизводства поголовья. Икру мы получаем от сибирского, русского осетра, стерляди, белуги, веслоноса. Еще мы выращиваем карпа, толстолобика, амура и японского карпа. В перспективе хотим открыть завод. Думаю, это достижимо. Говорят, дорога в 1000 миль начитается с первого шага».

Екатерина Беляева,

Актюбинская область

Agroqogam.kz

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите – Ctrl+Enter.

Поделиться