Степные антилопы: стрелять нельзя сохранить

Аграрии Акмолинской области бьют тревогу. Они могут остаться без урожая из-за набегов сайги. На машинах и мотоциклах они круглосуточно дежурят возле своих полей, отгоняют степных антилоп, чтобы они не вытоптали посеянное, но защищаться все сложнее. Сайгаки передвигается огромными стадами, в них сотни тысячи особей, остановить их не так-то просто. «Если их трогать нельзя, не надо ничего сеять! Давайте будем лежать и кормить сайгаков, окажемся от муки и хлеба!» – возмущаются фермеры.

Как сайга стала угрозой для урожая

В крестьянском хозяйстве «Болашак 1» в Целиноградском районе Акмолинской области день и ночь охраняют посевы.

«Мы этих сайгаков уже сообща отгоняем. Недавно ТОО «Ен дала» выделило 5 машин и 5 мотоциклов, я был, замдиректора ТОО «Астана Онiм», из соседнего поселка на машинах и мотоциклах приехали, нам удалось отогнать сайгаков километров за 80 до пределов Кургальджинского района, – рассказывает Алтай  Оспанов, глава КХ «Болашак 1». – Но к нам перегнали сайгаков из Нуринского района Карагандинской области. Там порядка 3 тысяч голов. Пришлось опять отгонять. Четыре дня сайгаков не было. Только уехал – звонит скотник: «У вас на поле пасутся 500 голов». Что нам делать? Я все свое состояние положил на это хозяйство и что? Трогать сайгаков нельзя. Тогда давайте ничего не будем сеять, пусть они разводятся, будем их кормить. В советское время, если возникала проблема, собирались, тут же ее решали. Сейчас одни разговоры. Без отстрела проблему не решить. Надо открывать цех переработки, мясо поставлять, например, в воинские части. Оно бесплатное. В Китае или Узбекистане давно что-нибудь придумали, и имели с этого выгоду, а мы церемонимся. Нам предлагают поставить электропастухи. Да никто их ставить не будет. Я ни копейки на это тратить не буду. Когда начнется дефицит хлеба или муки в обществе по-другому заговорят». 

Фермеры для оперативного реагирования на ситуацию с сайгой создали группу и «Киiк», делятся там информацией по всем областям: где заметили сайгаков, куда их перегнали, кому надо готовиться к набегу.  

«Сейчас возле Малиновки порядка 6-7 тысяч голов. Если они пройдут – от посевов ничего не останется. ТОО «Аскоп», которое сеет 80 тысяч гектаров зерновых, удерживает 400 тысяч голов сайгаков, специально поставило людей, чтобы им не потоптали посевы. Крестьяне ставят машины, рабочих, дежурят круглосуточно. Пока другого выхода нет. Все охраняют свой труд, у каждого кредиты. Не можем же мы завтра сказать: денег нет, сайгаки съели», – говорит Алтай Оспанов.

Новая дорога закрыла пути миграции сайги

«У меня хозяйство в селе Оразак, выращиваю пшеницу и ячмень, еще 1,5 тысячи гектара есть в Кургальджинском районе. – Сайгаков очень много. До 10 тысяч голов в стаде. Выгоняем, они опять приходят, – рассказывает глава к/х «Балабеков» Жаксыбек Балабеков. – Заходят ночью. Нам надо жить возле поля. Скоро пшеница выйдет в трубку, если в этот период ее поедят сайгаки – все, урожая не будет. Рядом с нами «Родина», другие крупные хозяйства.  Дежурим, держим объездчиков. Сайгаки любят лен, ячмень, горох, едят все зеленое. В прошлом году их было меньше, сейчас гораздо больше. В Акмолинскую область они мигрируют из Кызылординской. Не могут уйти в Бетпак-Далу из-за трассы Западная Европа – Западный Китай – это преграда. С сайгаками надо решать проблему на уровне правительства. Нашествия сайги не только у нас в Целиноградском районе, еще в Егындыкольском, Астраханском, Кургальджинском районах». 

Зоологи предупреждали, но их не услышали

«Аналогичная проблема с сайгаками была и в 70-е годы, – говорит ученый-зоолог, заведующий лабораторией биоценологии и охотоведения Института зоологии КН МОН РК Константин Плахов. – Но тогда был государственный промысел, и тем не менее, его сопровождало браконьерство, которое особенно усилилось, когда, идя навстречу пожеланиям аграриев, разрешили любительскую охоту на сайгаков. Сейчас для уральской группировки сайги горячие головы предлагают оставить 200 тысяч голов. Если их 800 тысяч, 600 тысяч голов надо сразу положить?  Да нельзя просто взять оружие и отстрелять такую массу сайгаков. Кроме непредсказуемых последствий таких гекатомб для окружающей среды и животного мира, это может вызвать проблемы и для самого АПК, представители которого так рьяно выступают за сокращение поголовья сайгаков. Это может вызвать протесты наших граждан, зоозащитников, международных природоохранных организаций».

Ученый считает: если дать добро на ограниченное изъятие, то этим должны заниматься промысловые охотники. Раньше это были мастера и кандидаты в мастера по стрелковому спорту. Если отстрелом займутся непрофессионалы, будет много подранков, обреченных на гибель. Кроме этого возможно сопутствующее браконьерство. Даже притом, что у нас нет промысла, сайгачьи рога тоннами пытаются провезти через границу в Китай. То есть сайгаков и так истребляют тысячами. Когда запрет снимут, есть риски, что охотники хлынут в степь, будут стрелять в сайгаков, причем взрослых самцов – рогачей, а их не 800 тысяч, а от силы 150 тысяч.

«Мы, ученые, еще несколько лет назад предупреждали о том, что поголовье сайгаков растёт, а это повлечет риски, – говорит Константин Плахов. – Мы предлагали и предлагаем провести масштабные научные исследования для выявления роли сайгаков в современных условиях. Но обращения в вышестоящие органы с просьбой о финансировании этой работы, так и остаются неуслышанными.

Важно понимать, что за последние десятилетия изменилась ситуация с землепользованием, водопоями, урожайностью кормовых растений. Миграционные коридоры сайгаков теперь преграждают авто-, железные дороги, при их строительстве переходы для животных никто не предусматривал и ученых к разработке таких проектов не подключали. Например, на автотрассе «Западная Европа -Западный  Китай» посредине  выстроен металлический барьер, он непреодолим для животных. При проектировании не учитывали, что в некоторых местах, пересеченных трассой, издавна проходят пути миграции диких животных. 

Как решить сложившуюся проблему? Фермеры в кредитах, наделы у них небольшие, понятно, что потери из-за сайги для них чувствительны. Но до конца года на отстрел сайгаков установлен мораторий. Поэтому Минэкологии обратилось в институт, чтобы мы в кратчайшие сроки дали научные рекомендации. В соответствии с действующим законодательством мы подготовили Биологическое обоснование на предмет возможности сокращения численности сайгаков. Учитывая ситуацию,  предложили провести отстрел сайги в виде эксперимента в проблемных регионах в два этапа: летом 100 голов в Акмолинской области и 400 в ЗКО. Это необходимо, чтобы с одной стороны, выявить наши возможности по организации и проведению такого мероприятия, а с другой – оценить ветеринарное состояние поголовья и еще раз проверить научные рекомендации;  далее осенью с учётом наработанного опыта провести более масштабные отстрелы сайгака с привлечением единого оператора. На данном этапе это намного упростит возможности контроля со стороны природоохранных органов.

Когда начнут эту работу – вопрос не к нам. Но после нее можно вносить коррективы и продолжать работу.  Сегодня у нас критическая ситуация в ЗКО. Стала возрастать бетпакдалинская группировка, есть еще устюртская группировка сайги».

Так что вопросов еще много. Они касаются и переработки мяса и шкур сайги.

«Раньше у нас были специализированные убойные пункты, рефрижераторы, специалисты по разделке туши, – говорит ученый-зоолог. – Мясо шло в продажу, шкуры – на переработку. Из сайгачьей шкуры получали замшу и лайку.  Сейчас мясокомбинаты говорят о своей готовности принимать мясо сайгаков, в некоторых регионах даже есть рефрижераторы, но нужны люди, оборудование, специалисты.

Есть еще один вопрос. По закону разрешена охота только на территории охотничьих хозяйств, но сайгак на месте не стоит, и когда наступит срок охоты, нет гарантии, что сайгак будет нас ждать именно в этих местах. С другой стороны, главный риск, которого опасаются все – браконьерство. Поэтому надо вносить изменения в действующие нормативно-правовые акты, нужен единый оператор, с которого можно будет спрашивать за результат. Необходимо четкое взаимодействие с ним природоохранных ведомств, науки и ветеринарных служб. И, все-таки, для предупреждения подобных ситуаций в дальнейшем, мы, учёные, настаиваем на проведении полномасштабных исследований всех трёх популяций сайгаков, для понимания всех рисков, связанных с их существованием и для разработки плана управления ими.

Напомним, недавно во время поездки в Актюбинскую область министр экологии Сериккали Брекешев также говорил о проблеме сайги.  По его словам, в 2016 году ее популяция в стране не превышала 110 тысяч особей, и стоял вопрос по сохранению и восстановлению популяции этих животных в Казахстане, поэтому ввели мораторий на их отстрел. Сейчас стоит другая проблема. Степных антилоп стало очень много. Аэроучет показал: поголовье составляет 1 миллион 318 тысяч. Из них уральская популяция – 800 тысяч голов. Поэтому возникла необходимость регулирования численности сайгаков. Поначалу их будут изымать для научных целей, осенью ожидается массовое изъятие.  Основная проблема  из-за многочисленности степных антилоп – их стада вытаптывают как пастбища, так и земли сельхозтоваропроизводителей.

Екатерина Беляева,

Agroqogam.kz

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите – Ctrl+Enter.